Царевич и Лягушка 5

25.03.2017

В палатах царя-батюшки атмосфера была предгрозовая. Челядь не показывалась на глаза, стража старалась слиться со стенами. Боярам деваться было некуда, приходилось потеть под высокими шапками и слушать семейную ссору.

— С кем говоришь, холоп?! — сурово вопрошал царь.

— Я не холоп тебе, а старший сын, и кроме прочего — наследник наипервейшей очереди. А говорю с государем и призываю его образумиться! Папа, Тридесятое царство в сложнейшем положении. Взять хоть внешнеполитическую ситуацию. Любая ошибка чревата катастрофическими последствиями! Пришла пора отделить зерна от плевел, сиречь — врагов от партнеров.

— Ты еще мечи на орала перекуй, — съехидничал царь.

— Кстати, по поводу кузниц, — вмешался средний сын.  — Ковать-то нам особенно и не из чего. Вы вспомните, папенька, когда вы в последний раз интересовались торговлей. Своего железа в Тридесятом царстве немного, а контракт на поставку вот-вот истечет. Нужно созывать саммит, вести переговоры. Не до свадьбы вам сейчас!

— Молчаааааать! — завопил царь.

— Молчу, — отозвался младший сын.

— Вот и молчи, — подхватил снова старший. — А я, как наследник престола, заявляю — не дело это, батюшка, на старости лет жениться. Бывали прецеденты и в заморских странах, и в родном отечестве. Да вы хоть Шамаханскую царицу вспомните. Свела государя в могилу, еле ее выдворить тогда смогли. Знаем мы этих ваших царь-девиц — только и думают, как бы в столице обосноваться, законных наследников со свету сжить да палаты царские себе оттяпать. Вы думаете, ей ваш возраст предпенсионный интересен? Или ваша элегантная плешь на черепе?

— Воооон все! — вышел из терпения государь.  — И чтоб духа вашего тут не было, пока гнев на милость не сменю!

— Я ухожу, но я вернусь, — с достоинством ответил старший и вся толпа потянулась к выходу.

В парадной зале остались только царь и казначей Феофан.

— Ну, что скажешь? — хмуро вопросил царь.

— А что? Растут твои сыновья, заступник, мужают. Интересуются государственными делами, что тоже неплохо. Младший, правда, какой-то безынициативный…

— Путешествовать хочет, — голос царя потеплел. — Рисовать учится. Говорит, объеду все Тридесятое царство, буду обычаями интересоваться, ремеслами, зверьем, природой-матушкой. Этой, как ее… Зодчеством, короче. А потом хочет все, что увидит, письменно изложить и рисунками сопроводить. А что — я не против, дело хорошее. Так царь в любой момент по единому желанию сможет все свои владения обозреть. Справочной литературы у нас маловато, Федя. Что в Тридесятом лесу творится — один Сварог ведает, да и земли у дальних границ для нас — закрытая книга. Пригодится.

— Логично, — согласился казначей. — На престол ему, как младшему сыну, надеяться не приходится…

— А ну молчать! — снова осерчал царь. — На престол и старшему пока рассчитывать рановато. Больно бойкий он вырос. Я ему слово, он в ответ — десять! Вздумал возражать мне, своему отцу и повелителю всея Тридесятого царства! Что он смыслит в государственных делах?   Неженатый царь — для иностранных коллег как бельмо на глазу, так и норовят какую-нибудь свою родственницу подсунуть. От смотрин уже в глазах рябит. Ладно бы, было на что смотреть. Да и дипломаты мои половину рабочего дня на вежливые отказы тратят. Опасаюсь я уже, как бы кто не подумал чего про меня… Ну, такого. Нехорошего.

— Батюшка-государь! — ахнул казначей.

— Решат еще, что породниться с ними не хочу, вот и будет нам международный конфликт и усложнение политической обстановки, — задумчиво продолжил царь.  — Нет, свадьба — дело решенное. И царь-девица мне подходит. Родни нет, красотою лепа, а главное — происхождения знатного, что из прозвания явствует.

— Имя-то ей, все-таки, того… Надо будет придумать какое-то, — проблеял казначей.

— Придумаем. Нам сейчас надо придумать, что с моими оболтусами делать. Скандала на свадебной церемонии я не потерплю. Ну не ссылать же их, в самом деле?

— Ссылать не годится, — согласился Феофан.  — Надо их как-нибудь от твоей свадьбы, государь, отвлечь.

— Дык чем же я их отвлеку? — горестно вопросил царь.

— Клин клином, как говорится, — хитро улыбнулся казначей, —  а свадьбу — свадьбой. Женить их надо, а там не до тебя им будет. Молодая супруга, семейный быт, детки малые…

— Какие еще детки? — недовольно протянул царь. — Долгосрочный у тебя план, Федя, этак я до собственной свадьбы не доживу!

— Тогда просто молодая супруга и быт, — согласился казначей.  — Государь, поверь, им и этого хватит. Для непривычного человека семейная жизнь — это уравнение с огромным количеством неизвестных, а сыновья твои с девицами даже за ручку еще не ходили. Пока разберутся, что к чему, тебя уже благополучно обвенчаем, чинно и благородно, без всяких скандалов и в полной гармонии нервной системы.

— Так мы ж им и невест пока не искали,  — растерялся царь.  — Где я в одночасье столько царевен наберу?

— Зачем царевен? Наберем кого придется, а царевнами станут после свадьбы.

Царь ненадолго задумался, потом посветлел челом и постановил:

— А план хорош! Значит так, немедленно созвать ко мне бояр, дворян, гонцов, глашатаев и прочих, кого следует. И отпрысков моих зови. Я желаю объявить всем свою царскую волю! Особенно старшему. Не понравилось мне, что он за разговор трижды про наследника престола ввернул…

© Анчутка — Дневники.Онлайн


Состояние Защиты DMCA.com

Комментариев нет